Лев Данилкин о книге Леонида Могилева «Созвездие Мертвеца»:

Предчувствиями катастрофы и скорой войны налит второй вышедший в 2005 году роман Леонида Могилева — «Созвездие мертвеца»: текст, изумляющий своей шизофреничностью и любопытный вовсе не как «авантюрный роман» (брехня с обложки; это вам не Ревазов), а как литературный эксперимент. Провинциальный учитель французского расшифровывает найденные в Приднестровье неизвестные катрены Нострадамуса, где речь идет о Ельцине; за ним охотятся все спецслужбы президента, который на самом деле — самозванец; вместе с интеллигентом-боевиком по Франции, Уралу, Москве, Петербургу и Вьетнаму раскатывает влюбленная в него десятиклассница, написавшая реферат «Герметизм в творчестве Рене Шара».

В смысле сюжета «Созвездие» есть эталон какофонического произведения — здесь слышны мелодии из передовиц газеты «Завтра», романа «Лолита» и сценария «Бумера», аранжированные конспироло-гическими теориями о роли Чубайса и Березовского и оккультистской галиматьей из все того же «Кода да Винчи» («Там мог находиться один из экземпляров Евангелия от Варфоломея. Это Евангелие содержит исключительной важности информацию: у Иисуса, по всей видимости, был брат-близнец. Звали брата Фома.

Близнец Христа, апостол Всевышнего, тоже посвящен в Его тайное учение, тоже облечен секретной миссией»). Странно, но при всем своем дистиллированном безумии этот текст, в отличие от военного детектива «Клона», практически не вызывает желания пройтись по нему рашпилем. Именно так должна выглядеть «Гибель богов», роман о трещащей по швам империи: разваливаться на глазах, держаться исключительно на событийном карнавале, инерции центробежных явлений. Герои не могут останавливаться ни на секунду: малейшая запинка, потеря ритма -и все рухнет к чертовой матери. После катастрофы -которая должна ведь случиться хотя бы потому, что слишком многие ее предчувствуют, — эту разом декадентскую и реваншистскую прозу

будут называть пророческой и «предвоенной». Экстравагантный декадент Л. Могилев не производит впечатления душевнобольного: он прежде всего хороший, в быковском смысле, журналист — вменяемый, компетентный, мобильный, не чурающийся реальной политики и связанных с ней сюжетов. И из Л. Могилева все-таки может получиться новый Богомолов; но ему позарез нужен редактор, иначе его зашпыняют как трэшевика и автора «авантюрных романов»: издеваться над «Клоном» и «Созвездием» гораздо проще, чем увлечься ими.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы разместить комментарий.

5